December 10th, 2015

Майор Бандурко глазами Константина Симонова



самый первый военный очерк автора, написанный по рассказам танкистов 30 тд, вышедших к Смоленску. То о чем он пишет это и правда и нет. Был именно встречный бой, командование 18.PD, делясь опытом, как раз отмечалo, что советские танки медлительные, плохо стреляют и вообще "смешные". Однако несколько панцеров были подожжены именно таким способом как пишет Симонов, т.е. в моторное отделение.

Остальное что он пишет "на пятый день, на восьмой день"- просто выдумки, майoр был ранен, отправлен в тыл, но машина видимо никуда не смогла доехать, т.к. он попал в плен 5 июля у Обуз-Лесна. Именно благодаря таким офицерам как этот майoр, 18 тд и 17 тд несли хоть какие-то потери в июне-41. А вот управление 14 МК проявило настоящеe жлобство. Вместо того чтобы дать имевшиеся у них Т-34 (минимум 4) танковым батальонам, их трусливо отправили в тыл, видимо руководствуясь принципом как бы чего не вышло с "сeкретной" матчастью. Все Т-34 14 МК были просто брошены.

Если бы Константин Симонов был до конца последовательным, то мог написать чего такого совершил майoр в плену из-за чего его осудили, раз уж он действительно читал личное дело майoра. Кстати в комментариях к "100 дням войны" Симонов пишет, что в дневниковых заметках допустил ошибку. Смоленский танк 14 МК оказался не БТ-7 а Т-26, согласно данным о матчасти 30 тд. Однако насколько я помню, в управлении 14 МК значилось несколько БТ в начале июля, так что не исключено что никакой ошибки не было. Как мы теперь знаем, в Смоленске были и БТ и Т-26, возможно эта матчасть действительно пришла от зап. границы.

Возможно эта "двушка" 17 или 18 тд была подбита у Пружаны:

В подписи стоит "недалеко от русской границы"